17 Январь 2018, 04:25:12 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вам не пришло письмо с кодом активации?

Войти
Новости:
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Загорцев Андрей Владимирович  (Прочитано 5561 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
bess03
Покорительница небес
Заслуженный писатель
*****

Бонус: +7/-0
Offline Offline

Сообщений: 2635


Елена


Просмотр профиля WWW
« : 19 Сентябрь 2009, 17:14:01 »

                                      Предатели

Часть первая. Встреча с дьяволом
Дороги бывают разные. Шоссейные, грунтовые железнодорожные. Бывают еле натоптанные тропинки среди нагромождений лесов и гор. Первая рота месила зимне-весеннюю грязь, горной тропинки и шаг за шагом приближалась к месту вечернего привала. Матросы нагруженные по самое не хочу предметами военно-полевого быта, вооружением и боеприпасами сопели как паравозы, иногда плюхались на карачки на особо крутых и скользких подъёмах, но с упорством и матюками ползли, шли бежали.

В основном маты доставались на долю внештатного вестового командира первой роты, матроса Кошкина. Матрос появлялся то тут, то там ехидно ухмылялся, обзывался нелицеприятно о физических способностях того или иного морского пехотинца, передавал какое-нибудь распоряжение командира роты и позубоскалив исчезал. Огромнейший рюкзак МГ (мешок герметичный), с притороченными к нему различными чайниками, кастрюлями, плащ-накидками и бушлатами абсолютно не затруднял его движений и Кошкин бесшумным призраком возникал то в первом взводе то в хвосте колонны.

Впереди роты метрах в ста пятидесяти двигалась внештатная разведгруппа под руководством лейтенанта Степного. Разведчики держали направление на высоту которую должны были к вечеру занять морские пехотинцы. Изредка снимали попадавшиеся растяжки, в общем, занимались своим обыденным делом. Командир разведчиков Вова Степной зыркал из под капюшона по сторонам, морщился от капель дождя попадавших на нос и изредка нажимал тангенту радиостанции, оказывая тоновыми сигналами знаки внимания ротному радисту Паше. Радист командира роты нагруженный радиостанциями, аккумуляторами и всяческой необходимой связисткой лабудой, плелся сзади командира роты капитана Булыги, услышав в головных телефонах сигналы стукался головой в спину командира роты, получал плюху и проводил немудрёный доклад обстановки.

Где то ближе к обеду рота выползла на лысую верхушку неприметной чеченской горки. С Командного Пункта батальона на ротного по радиостанции вышел командир батальона и попросил Булыгу "не гнать коней". Остальные роты батальона выдвигающиеся параллельными маршрутами завязли в жирной грязи и к пункту сбора рот не успевали. Булыга обматерил в эфире остальных ротных, рассказал где и в каком облике он видел боевиков, погодные условия. Поругавшись для порядка капитан, вызвал к себе командиров взодов и исполняющих обязанности и вместе убыли на рекогносцировку. Участок местности в тактическом плане был выгоден, высота превышающая, скрытых подходов не обнаружено. Взвода стали занимать отведенные участки. Матросы скинув рюкзаки и снаряжение, достали малые пехотные лопатки и тихонько ругнувшись про себя, начали вгрызаться в раскисшую глинистую землю. Булыга определил позицию приданным минометным расчетам и гранатометчикам, обошел еще раз окапывавшиеся взвода. Потом подозвал к себе лейтенанта Степного, о чём то в полголоса переговорили. Лейтенант достал из непромокаемого пакета на пазухе, карту отметил, что то карандашом, забрал своих разведчиков и скрылся среди мокрых деревьев. Кошкин в это время на пару со связистом, соорудили из кусков клетчатого полиэтилена навес, замаскировали его плащ палатками, уложили под навес рюкзаки и орудуя лопатками пытались изобразить, что вроде малогабаритного окопа на троих.

— Кошкин? Это, что это вы тут отрыли, походный сортир? — поинтересовался Булыга.

Матрос почесал лопаткой черную вязанную шапочку.

— Да вот товарищ капитан, укрытие отрываем.

— В этом, укрытии только моя задница поместится, вот представь духи миномет подтащили, бах миной по горе, я в укрытие а тут альтернативы нет либо голову прячь, либо задницу а ранение что туда, что туда как то чревато последствиями…

Унылый Кошкин побрёл куда то во взвода, достал большую саперную лопату и в течении пары часов вместе со связистом вырыл вполне достойный окоп. Места хватило и на командира роты и на самого Кошкина и на связиста Пашу с его радиостанцией. Начало темнеть, мелкий противный дождик так и не прекратился. Остальные роты батальона так и не подошли были еще где то в пути. Артиллерия с Ханкалы вывешивала в тускнеющее небо осветительные заряды. Кошкин с Пашей закончили оборудовать укрытие и занялись своими делами, согласно штатно-должностных обязанностей.

Посты на периметрах так и не заметили как разведчики Степного просочились внутрь. Матросы отправились в свой взвод, командир проскользил по грязи к капитану. Булыга занимался любимым делом протирал свой пулемёт кусочком ветоши и незлобно морально унижал своего вестового. Кошкин пытавшийся разогреть консервы и чай на отчаянно вонявшем сухом спирте вяло оправдывался. Лейтенант Степной залез под навес плюхнулся на плащ палатку и начал неторопливо докладывать о результатах разведки.

Ниже в распадке между двумя горками обнаружилась неплохая грунтовая дорога, неотмеченная на карте. Присутствовали следы передвижения и людей и каких-то копытных животных. Дорога была вполне проходима для техники. Достали карту начали оживленно совещаться. В это время Кошкин умудрился все таки развести костер без сухого спирта, сырые дровишки задымили затрещали и все таки загорелись. Матросы поставили экран из плащ-палатки, соорудили дымоотвод и радостные накидали в костер банок с кашей и тушенкой. Кинули не открывая, и стали считать щелчки. Как известно после третьего щелчка, банку необходимо молниеносно выдернуть из пламя иначе все содержимое будет разбросано по близлежащей территории в радиусе двух — трех метров.

В чайник набулькали воды из пластиковых полуторалитровых бутылок и с нетерпением стали ждать приготовления романтического ужина.

Степной с Булыгой решили на ночь спустить разведгруппу к дороге, провести в окрестностях поиск и организовать засаду в наиболее удобном по решению командира разведчиков месте. Составили расчет сил и средств на ведение разведки. Группу как обычно возглавит Степной, с собой возьмёт человек шесть не больше. Состав группы определен простейший: один пулеметчик, один снайпер с ночной оптикой, три автоматчика с ночниками и командир группы он же радист он же стрелок ПБС (прибор бесшумной стрельбы). Вова отдал необходимые указания по подготовке, сам проверил батарейки на ночной бинокль и подсел к костру командира роты поужинать попить чайку и получить последние указания. Паша бурчал что — то в микрофон, Кошкин выуживал из костра вздувшиеся банки и ловко их вскрывал, одним словом идиллия.

Грохнуло в тот момент когда отужинавшие командиры дули на обжигающий чай в железных кружках и отшкрябывали плесень с каменных пайковых галет. Булыга встряхнувшись словно огромный пес аккуратно поставил кружку с чаем на плащ-палатку, схватил пулемет и откатился в окопчик. Лейтенант Степной закинул за спину автомат спрыгнул за командиром роты и начал осматривать окрестности в ночник. Связист по привычке накрыл станцию своим телом и мелко вздрагивая озирался не переставая бубнеть в микрофон. Однако на ротных позициях все было спокойно. Огонь никто не открывал да и в окрестностях какой либо стрельбы слышно не было. Из-за потухшего костра встал Кошкин и печально произнес:

— Вот, тебе и скотч на скалах!!!.

— Кошара, ты что там сотворил?? — отозвался из окопа Булыга.

— Гречка, товарищ капитан, — ответил матрос, — вкусная наверно эх жаль радиста опять без ужина…

* * *
Разведчики вышли на грунтовую дорогу в распадке и начали исследовать следы. По всей видимости несколько часов назад, прогнали стадо. Полноприводная машина здесь вполне пройдёт. Немного прошли вверх, вернулись и пошли по следам стада. Метров через восемьсот дорога расширилась. Где то вдалеке послышалось тявканье собак. В воздухе запахло жильем. Вова решил дальше не идти, группа расположилась справа вдоль дороги в одну линию, выставив боковые фишки. С противоположной стороны поставили гранаты на растяжки осторожно наломали веток на подстилки и упали ждать. Где то внизу в стороне предполагаемого села изредка постреливали. Минут через сорок к Степному подполз разведчик с левого бокового дозора. Он наклонился к голове лейтенанта и сделав большие глаза прошептал:

— Товарищ лейтенант, там с той стороны дороги у скалы, пиз.ец какой-то!

— А конкретнее? Прошептал Степной

— Не знаем, что это, но похоже, что дьявол сидит с той стороны в скале и на нас смотрит!!!

Степной с удивлением посмотрел на матроса, вроде таблетки от сна разведчикам он не выдавал, морские пехотинцы вынесшие январские бои в Грозном были прожженными циниками и верили лишь в свой автомат и своих командиров. А тут на тебе один из наиболее проверенных разведчиков морских пехотинцев несет потусторонний бред.

Быть того не может. Однако матрос не выглядел испуганным был вполне сосредоточен и серьёзен. О дьяволе он сообщал так же как и докладывал о боевиках. Есть явление и он должен об этом доложить командиру. Лейтенант пригнувшись последовал за дозорным к его лежке, упал на мокрые ветки и достал из чехла ночной бинокль.

— Смотрите от того скального выступа, и ниже метров десять, — показал направление матрос.

Степной направил бинокль на выступ и нажал кнопку. Окуляры засветились зеленью. Дав глазам немного привыкнуть Вова обшарил глазами скалу и повел бинокль вниз. Ниже выступа метров на десять явно виднелось какое то прямоугольное пятно. В бинокль явно просматривался струившийся оттуда зеленоватый пар. Простым глазом его было бы невозможно увидеть. В ночной бинокль реагирующий на изменение температуры теплый пар просматривался вполне нормально. При чем пар не был похож на испарение от земли или какое то любое другое природное явление. Внезапно Вове стало не по себе он понял, что пар напоминает испарения от дыхания какого-то крупного животного. Он опустил бинокль и прикрыл глаза, сердце гулко забухало в груди.

— Ну, что товарищ лейтенант вы видели его? — спросил матрос.

— Кого его, расскажи подробнее, что ты сам увидел?? Не может же быть что перед тобой появился дьявол с табличкой и представился по всей форме?? Товарищ матрос я дьявол вот рога, копыта, хвост не продадите ли случаем душу, за пару таблеток «Торена»?

Своей иронией лейтенант пытался унять собственный непонятно как возникший страх и найти простое логическое объяснение галлюцинаций дозорного матроса.

Матрос упрямо мотнул головой.

— Товарищ лейтенант вы же знаете, я не ем колеса, я просто смотрел на скалу, вроде как бы пар увидел, потом пригляделся вроде бац морда огромная такая с пятаком и такими загнутыми здоровенными рогами выглянула и глаза блестят!!! Я думал почудилось смотрел, смотрел и еще раза два увидел как высовывается.

Степной призадумался этого матроса он сам лично отбирал в свой взвод, паренек был из таежников, охотник, крепок как физически так и психически. Стрелял отлично видел как кошка в темноте обычно всегда спокоен и нетороплив. Нет, этот действительно не будет нести всякую хрень, будет говорить то что видит.

Степной покачал головой бережно вынул из рюкзака ночной прицел, обшитый камуфляжной материей осторожно прикрепил его на планку включил тумблер и прильнул к окуляру. Матрос с ночным биноклем и лейтенант стали снова осматривать скалу. Возле темного прямоугольного пятна так же толчками пульсировал пар неизвестного происхождения. Внезапно непонятный страх сковал лейтенанта ибо он увидел, что то непонятное высунувшееся из пятна и уставившееся мерцающими глазами в сторону засады. Голову существа венчали огромные загнутые назад рога облачко пара окутало голову возникшего нечто…

— Товарищ лейтенант вы видите?? Прошептал матрос…

— Дааа, — выдохнул лейтенант и трясущейся рукой опустил автомат.

Ладно бы с той стороны сидели боевики или проверяющий из штаба дивизии. Но там сидело действительно, что то неподдающееся опознаванию и определенно напоминавшее пресловутого дьявола. Этого не могло быть потому-что этого не может быть, но оно существовало и Степной все это видел своими глазами через оптику ночного прицела.

Со стороны скалы прилетел страшный звук, что то среднее между стоном и ревом, прокатился вдоль дороги и затих в распадке гор. Мурашки забегали по дубленой коже моряков-десантников. И что прикажете делать в такой ситуации?? Докладывать командиру роты? И, что он ответит?? А если поверит? Поверит и доложит на КП командиру батальона а тот выше по инстанции в штаб группировки. Там кончено генералы и полковники покрутят пальцем у виска, а может и вызовут артиллерию и напишут на себя кучу наградных, и упомянут сей случай в мемуарах и заставят притащить труп дьявола что бы пофотографироваться и отправить дальше по инстанциям всяческим ученым?

Степной помотал головой отгоняя от себя мысли о всевозможных перспективах развития непредусмотренной встречи с боевиком из потустороннего мира и решил действовать на свой страх и риск.

— Смотрим еще раз, как появится я его мочу с ПБСа, все наблюдаем, — поставил он задачу матросу и неумело перекрестившись уже твердой рукой поднял атомат и прильнул к прицелу.

"Дьявол" не заставил себя долго ждать, минуты через три, мощная голова с огромными рогами окутанная паром, вынырнула из прямоугольного пятна. Полустон - полувздох прокатился по распадку. Степной методично влепил три одиночных между рогами «существа». Страшный и непонятный рев огласил окрестности существо пропало из виду и больше не показывалось. Степной опустил автомат и облегченно вздохнул. Раскисшая земля не разверзлась под ногами, «дьявол» не испепелил разведчиков молниями и не призвал на подмогу всяческих чертей, шайтанов и Джохаров Дудаевых, все обошлось.

Да и матросы вряд ли бы просто так сдались. В томительном ожидании прошло несколько часов, передвижений по дороге не наблюдалось. Группа снялась с засады и прошла пару километров в сторону села. Вышли на опушку леса светало, внизу невдалеке лежало небольшое село в потеках утреннего тумана. Степной положил разведчиков в круговую сам залез на высокий граб и принялся вести наблюдение пытаясь распознать село на своей карте - пятидесятке. Над селом раздались призывные вопли муэдзина призывавшего правоверных к намазу. С одной из окраин села отъехала колонна грузовых и легковых машин остановились метрах в трехстах от крайних домов. Вова отметил направление движения, определил координаты и передал результаты наблюдения на ротный НП. Дежуривший на связи Кошкин немедленно разбудил дремлющего Булыгу доложил и принялся греть остывший чайник. Через пять минут Булыга был уже на связи с группировкой и передавал данные для принятия решения о наведении огня артиллерии.

В группировке как обычно началась суета, потому-что огни были не запланированы, стали выяснять какая батарея будет вести огонь. Когда машины стоявшие кругом возле села загрузились людьми с оружием какими то ящиками и тюками и благополучно отъехали в сторону гор, Степной грязно выругался слез с дерева собрал разведчиков и тронулся обратно. В воздухе просвистели снаряды грохнули на окраине деревни разрушили какой то коровник на том обстрел и прекратился. В группировке потребовали от Булыги целеуказаний, однако услышали много чего нелицеприятного и некультурного и поэтому отстали от морских пехотинцев пообещав уволить злобного командира роты из Вооруженных Сил.

* * *
В груди у Степного неприятно сжималось. Разведгруппа постепенно приближалась к месту ночной встречи с непонятным существом.

Разведчики сошли с дороги и в колонну по одному осторожно шаг за шагом продвигались вперед. Возле скалы головной дозор обнаружил довольно широкую тропинку круто забиравшую вверх. Вова кивнул головой. Начали подъем пристально вглядываясь себе под ноги и зыркая по сторонам. Нагнувшись к самой земле лейтенант пристально всмотрелся в раскисшую землю. Видны явственные отпечатки огромных копыт явно не коровьих. Головной дозор подал знак. Группа остановилась. Лейтенант пригибаясь перебежками перебежал вперед. Прямо к скале лепился небольшой сарайчик и еще пара построек явно хозяйственного назначения. С той стороны дороги из-за кустов можно было увидеть только вот этот сарай казавшийся на фоне скалы прямоугольным пятном. Вова знаками показал готовность. Вскинули автоматы к плечам и короткими приставными шажками приблизились к сараю с низкими половинчатыми дверями. Морские пехотинцы зашли справа и слева от дверей, Вова приготовился. Одновременный удар в правые и левые створки дверей. Морпехи нырнули внутрь сарая. Вова одним прыжком оказался внутри. Посреди сарая стоял огромный то ли овцебык то ли як с большушей башкой и печально жевал сено. При появлении моряков он поднял башку и посмотрел влажными блестящими глазами на лейтенанта и выдал то ли стон то ли вздох «ИИИЭХХХХ» посреди лба у него была небольшая кровавая отметина.

* * *
Разведчикам дали с утра отдохнуть так как движение все еще откладывалось на неопределенный срок В штабе что то перерешали, передумали и недорешали. Появились какие то новые разведывательные данные. Булыге дали команду подготовить посадочную площадку для встречи группы спецназа, которая будет вести разведку в интересах батальона морских пехотинцев. К одиннадцати утра несмотря на посадочные дымы и истошные вопли в "вертолетную радиостанцию Р-853" внештатного авианаводчика связиста — Паши, вертушки прошли стороной и высадили группу спецназеров на соседней горке. Промашку летчиков спихнули на моряков и штаб группировки ругался долго и упорно на командира батальона. Комбат принял высказывания в свой адрес как обычно. Просто пропустил мимо ушей, связался с ротным передал рабочие частоты спецназа уточнил положение дел и спросил не надо ли чего подкинуть. Булыга отвечал, что в принципе все нормально и подкидывать нечего не надо, а если есть возможность то пусть командир подкинет старшину со спиртовками ибо готовить на сухом спирте это вонь на всю Чечню, а дрова это шум дым и демаскировка. Недавним бортом с большой земли подвезли неплохие спиртовые горелки бесшумные и бездымные и работающие даже на очень - очень разбавленном спирте. Комбат пообещал, подкинуть и старшину и спирта. Свое обещание он выполнил ближе к обеду над расположением роты зависла вертушка с нее сбросили пару ящиков пару тюков и отчаянно матерящегося старшину.

Летчики не поняли поручения комбата. Старшина должен лишь был передать имущество Булыге, однако не смотря на преклонный возраст оказался на горке в наспех отрытых окопах. Старшина приземлился на четыре кости, выругался и успел откатится в сторону.

С борта вертолета сбросили еще одного фигуранта, высокого статного военного в горном костюме резиновых сапогах и коротышом автоматом.

"О а это кто?":- лениво подумал Булыга и заорал старшине:

— Деееед, ну какого то ты опять приперся?? Тебе, что в батальон не сидится??

— Ты это блин охлоёбам скажи, которые меня с вертушки сюда пихнули, — возмутился старшина, потом осмотрелся и увидев Кошкина хищно улыбнулся:

— Аааа Кошкин-Мышкин-Мандавошкин ну иди сюдаааа, принимай имущество, готовься люлей за чайник получать который спер с каптерки…

— Ну товарищ старший прапорщик, — привычно заканючил Кошкин.

Незнакомый военный очумело пялился по сторонам, потом опознав в Булыге командира, подошел и представился:

— Майор Ануфриев контрразведка, штаб группировки Ханкала.

Булыга апатично взглянул и не вставая с рюкзака на котором восседал ответил:

— Капитан Булыга Военно-Морской Флот высота семьсот тридцать девять и пять…

Часть вторая. Свиньи и супермены
Командир группы спецназа, перекатился на бок и стащил зубами с руки перчатку.

Огляделся. Все разведчики после высадки лежали вкруговую и ждали команд.

Командир достал из целофаннового пакета на груди карту, развернул и начал определятся с местом высадки. То, что вертолетчики десантировали группу не там где предполагалось его абсолютно не удивляло. Могло быть гораздо хуже. В принципе неплохо до места дневки морских пехотинцев не так уж и далеко каких то четыре километра. Плюс пара-тройка километров на склоны и высоты, часа за четыре можно дойти. Коротким свистом подозвал основного связиста и старшего головного дозора. Связист находился рядышком, поэтому просто подполз. Сержант командир «головняка» прибежал и плюхнулся рядышком.

— Ярик связь, с кем была? — спросил командир худосочного связиста.

— С морпехами связался, позывной «Малыш», они нам место встречи назначили на шестнадцать ноль ноль вот в этом квадрате, — связист протянул командиру развёрнутый блокнот, — к нам навстречу вышлют группу своих разведчиков, там позывные записаны и сигналы опознавания, с нашими с отрядом связи нет пока…

— Хорошо хоть с моряками связался, а наши связисты центровики скорее всего хрючат на смене в тёплом кунге, а дежурному по ЦБУ лень жопу оторвать, до узла связи пройтись, ладно сворачивай антенны через пять минут выдвигаемся.

Связист поднялся и поплелся к своему хозяйству.

Командир переключил внимание на старшего головного дозора. Определили направление, азимуты, довёл до сержанта сигналы опознавания переданные морскими пехотинцами. Через ровно пять минут разведчики-спецназовцы поднялись с лёжек и вытянувшись в походный порядок скрылись в буковом редколесье.

Почти, что то же самое происходило за пять километров от места десантирования разведывательной группы специального назначения.

Лейтенант Степной еще раз сверился с картой, убедился в полной лояльности и адекватности своего сержанта старшего головного дозора. Опросил связиста, ходившего с разведчиками. У ротного связиста изъял поисковый радиоприемник, заставив заменить в нём дефицитные батарейки. Разведчики к выходу к месту встречи были готовы.

Вова громко и вкусно зевнув подошёл к ротному, мирно беседующему с контрразведчиком, свалившимся с вертолёта.

— Ну, я того? — спросил он Булыгу

— Ага, давай шуруй, — напутствовал Степного командир.

Лейтенант повесил автомат на шею, отобрал у Кошкина, пластиковый стаканчик с горячим чаем, стрельнул у контрразведчика сигарету и прикурив махнул своим матросам рукой. Разведчики молча без команд выстроились и не торопясь скрылись в лесу.

Вова шел в походном порядке на своём месте, положив локти на автомат со стаканом чая в одной руке и с сигаретой в другой.

Майор Ануфриев в недоумении проводивший разведчиков взглядом повернулся к ротному.

— Ах оставьте условности, господин майор, — не дал ему даже рта раскрыть Булыга, — я вам больше скажу он иногда даже коньяк на ходу из фляжки прихлёбывает и песни похабного содержания поёт…

— Нет, но всё таки он идёт на задачу и на ходу и курит и пьёт!!

— Кто бы говорил, а кто перед отлётом в Моздок водку пьёт а потом оказывается здесь?

Ануфриев досадливо крякнул.

— Ну, понимаешь ваш старшина меня спутал, я его спрашиваю типа вы на большую землю???.. А он мне говорит ясен пень не на малую давай к нам с нами весело…

— Дык, а я и не соврал, — вклинился в разговор старшина, — малая земля она там в Чёрном море, да и разве с нами грустно??

Контрразведчик опять кисло улыбнулся и впал в дремотное состояние, стараясь не думать о том, что ему будет от начальства. Хотя чего тут боятся дальше окопов не пошлют, могут прикомандировать в какой-нибудь пехотный батальон, а здесь он и так дальше чем нужно.

Через два часа ходьбы по глинистым склонам и горным перелескам моряки разведчики остановились на привал. Связист начал вызывать по сто пятьдесят девятой спецназовцев.

Через несколько минут он кивнул лейтенанту и подал ему тангенту. Спецы были уже рядышком. Вова обвёл карандашиком на карте небольшую лесную полянку с отдельно стоящим деревом, место встречи. Вроде всё нормально, однако место встречи уж больно открытое с соседней высотки место будет просматриваться как на ладони. Достаточно одного пулемёта и пары автоматов и на совсем небольшой дальности можно будет положить всех кто появится в поле зрения а потом безнаказанно скрыться. Степной долго не задумывался, не видел в этом никакого смысла… Через пару минут морские пехотинцы уже бежали по склону вверх стиснув зубы. План был прост хотя немного и неприличен.

Степной задумал прибыть на место встречи немного раньше группы спецназа и посмотреть на их действия при выходе на полянку, мало ли, что может случится, но своя рубашка как всегда ближе к телу. В бешеной скачке по раскисшей горной глине и в увёртывании от веток, пытавшихся все время хлестануть кого-нибудь по лицу прошло пол-часа. И всё таки пришлось задержаться. Головной дозор не смотря на спешку всё же сработал. Прямо по курсу на земле отливая ярко-зелеными лепестками валялись мины ПФМ (пехотная фугасная мина). Степной подошёл к дозору и начал осматриваться, мины выставлены недавно, и судя по всему артиллерийским способом. Сами по себе если не наступать они не страшны, однако лучше всего не рисковать. На бегу кто-нибудь мог вполне наступить на красивый зеленый «лепесток» и лишится ступни или ноги по колено, а раненные в разведгруппе на данный момент совсем ни к чему. Пара разведчиков моряков начала осторожно пробираться вперёд обозначая проход, остальные прикрывали и зорко пялились по сторонам.

— Командир, сзадиии, — зашептал подползший к Степному матрос из тылового дозора.

— Чего, там?

— По нашему маршруту, кто то за нами идёт там в кустах шевелятся.

Внештатные сапёры уже обозначили проход и разведгруппа как можно быстрее просочилась через минное поле. Пробежали метров восемьдесят, сошли с еле видимой тропы в сторону и бегом обратно вдоль тропы метров на тридцать. Матросы попадали согласно боевому расчёту на проведение засады и затаились. Ожидаемых взрывов и криков раненных не слышалось. Некоторое время было абсолютно тихо и Степной уже готовился рассказать тыловому дозору об излишней мнительности. Однако вскоре послышался треск ломающихся веток. За разведчиками явно кто-то шёл, и при чём не один, по шуму шагов скорее всего группа из пяти-шести человек. Вова подал знак «Внимание» и прильнул к своему АКМ-Су. От напряжения сводило скулы. Кто то из моряков даже заскрипел зубами. Шум стал ближе и внезапно стал перемещаться вправо неизвестные заходили к морякам с тыла. Как они могли определить, что здесь на них устроена засада?.

Морпехи в течении нескольких секунд развернулись и переползли на другую сторону тропы. Кусты затрещали, Вова нервно сглотнул и поднял руку готовясь подать команду «Огонь». Из кустов прямо перед Степным вышел огромный, чёрный… кабан и завертел башкой.

— Уйди животное, — зашикали на него моряки.

Кабан пустил слюни и удивлённо и радостно хрюкнул. Из кустов раздалось ответное хрюканье и появилось еще несколько кабанчиков и подсвинков.

— Бля как вы мне дороги!!! — заматерился Степной, — пшли вон хулиганьё!!

Кабаны обиженно хрюкнули и ломанулись обратно в кусты. Кабаний командир смерил командира морпехов презрительным взглядом навалил большую зловонную кучу на тропинке и гордо удалился сопровождаемый проклятиями.

* * *
Спецы вышли все таки раньше к месту сбора. Командир загнал одного разведчика на одиноко стоящее дерево, предварительно облачив его в «лохматую» камуфлированную накидку всучив бинокль и радиостанцию «Сокол».

— Смотри, внимательно по сторонам, морпехи будут подходить али еще кто, дай тонами короткими а потом одиночными тонами количество, их должно быть восемь человек, считай внимательно не ошибись и себя не обнаруживай как дашь знать мы начнём давать сигналы опознавания. Всё понял?

Спецназовец кивнул и начал карабкаться на дерево. Залез повыше, поудобнее устроился на ветке поплотнее закутался, проверил связь и достал из чехла бинокль. Остальная группа забралась повыше на склон вглубь леса. С соседней высотки легко можно было перестрелять всю группу, если она будет светится на открытой местности, поэтому жертвуя обзором командир отвёл разведчиков под деревья и на свой страх и риск оставил наблюдателя.

* * *
Степной в бинокль осматривал место встречи. Никого не видно. На месте командира спецназовцев он оставил бы наблюдателей а основной состав отвел бы куда-нибудь под деревья. Если так то где же наблюдатели? Десять минут назад связавшись выяснили, что спецназ уже на месте и ждёт морских пехотинцев. Вова ответил, что вот вот подойдут, но уточнять временной интервал не стал. По подходу на место встречи моряки должны были себя обозначить зелёными ракетами, но решили пока не рисковать и не раскрывать своё местоположение как спецназовцам так и другим нежелательным элементам, которые могли оказаться в непосредственной близости.

— Командир, на дереве посмотри, — прошептал сержант из «головняка».

Степной навёл бинокль на одинокое дерево. Ну так оно и есть!! Вот он и наблюдатель.

Вова достал поисковый приёмник включил, защелкал тумблерами настроек. Вот пожалуйста. Вполне чисто из приёмника донеслось " «Ядро», «Ядро» я «Глаз», все нормально никого нет продолжаю наблюдение". В ответ что то неразборчивое а потом весьма довольно ясно: "Мудила ты а не «Глаз», я ж те сказал тонами давай сигналы!!"

Треск помех и снова "Товарищ капитан, я забыл сколько тонов давать напутаю я лучше голосом"…. " Бляяя Сурок ты идиот конченный какого ты меня по званию… лучше не спускайся с дерева обживайся там пипец тебе!!!"

Степной довольно улыбнулся приладил головной телефон приёмника к уху и еще раз обозрел местность в бинокль. План вполне созрел. Если пройти по краю леса вдоль опушки а потом резко взять вправо то с соседней горки если там кто есть навряд ликто, что заметит и выйти незамеченными можно прямо к дереву с наблюдателем.

— Походный порядок, — скомандовал лейтенант, — «головняк» ко мне слушай задачу…

* * *
Разведчик специального назначения по кличке Сурок всё таки с задачей справился. Капитан командир группы услышал в наушнике сперва множество коротких тонов, потом горячечный шёпот наблюдателя: "Вижу, вижу вышли прямо передо мной непонятно кто, разглядеть не успел, слишком близко, начинаю тонами считать"

— Давай, считай внимательный, — ответил капитан и подал знак группее приготовится заодно достал из нагрудника зеленые ракеты.

Один тон. Два. Три. Восемь!! Командир спецов счастливо улыбнулся и начал отвинчивать колпачок ракетного сигнального патрона, но… Девять… десять… шестнадцать... тридцать. пятьдесят… Боевики!!. Группа броском выдвинулась на опушку и залегла надо наблюдать если идет большой отряд боевиков то его головная часть уже должна показаться. Восемьдесят… девяносто… сто двадцать восемь!! Однако никто не показывается!! Куда они все делись… они же не могут исчезнуть!!

* * *
Морпехам надоело ходить по кругу вокруг дерева с наблюдателем, который насчитал бих уже больше сотни и скорее всего уже мысленно погибал, но не сдавался…

Степной подошёл к дереву и постучал по стволу.

— Эй Сурок слазь давай, кончай листвой прикидываться и капитану своему передай, что всё нормально, короче "Две зелёных ракеты". Спецназовец заворочался на ветке, высунул из под накидки нос и с боязливым удивлением посмотрел вниз.

— О, кто здесь!! — поддразнил его один из матросов, — слазь давай!!!

Наблюдатель, что то доложил по радиостанции и видно получив нагоняй от своего командира медленно спустился вниз. Вскоре командиры разведчики сидели рядышком и обсуждали дальнейший план действий. Решили возвращаться тем же проверенным маршрутом которым к пункту сбора прибыли моряки. Тем более Вова страстно отстаивал этот путь, ибо принял кое какое решение по поводу мести хамоватым кабанам. Да и свежее мясо к ужину будет всегда кстати. Матросы и солдаты сидели и пялились друг на друга. При виде спецназовца «Сурка» морпехи делали "лошадиное лицо" и вслух вопрошали сами себя: "О кто здесь!" Спецназовец немного пофырчал для приличия потом сам разулыбался и пошёл знакомится с моряками и искать земляков.

Походный порядок определили такой идут двумя группами впереди морпехи сзади разведчики между ними связующее звено из головного дозора спецов и тылового моряков.

Месть свою кабанам Степной всё же осуществил возле прохода в минном поле обнаружился "старый знакомец" со своей хрюкающей бандой. Вова всадил в самого аппетитного подсвинка пару пуль из ПБСа. Матросы добили кабанчика. Морпех таёжник, накануне обнаруживший «дьявола», принялся споро разделывать тушку. На вынужденном привале капитан командир спецназовцев рассказал одну историю тоже связанную с представителями свинского чеченского меньшинства:

— Мы тогда, работали в районе Терского хребта на северных склонах. Задача была определить переднюю линию обороны боевиков. У них там вроде когда-то оппозиция Автурхановская от дудаевцев оборонялась. Короче данных, что там да где абсолютно никаких. Выдвинулись мы с Червленной на броне, где-то под Толстым высадились ну и поперли в горку. А там с северных скатов леском так неплохо все поросло это если к западу от Толстого-юрта брать. Ну короче ночь шарахаемся, день отлёживаемся. Вторую ночь попёрли, мне с тылового дозора докладывают, что нас кто-то преследует. Ну мы тоже, растяжек наставили сами в сторону ушли. Бесполезно растяжки так никто и не сорвал. И тут перед утром оборудуем дневку, дозоры выставляю и бац… из кустов с визгом вылетает здоровенная такая свинюха. Старая уже свиноматка и, что интересно абсолютно не кабаниха и с ней штук свинят. Худющие такие. Главное нас не боятся. Маман у них за главного смотрит на меня так и вопросительно хрюкает. Мы рты пораскрывали и стрелять нельзя и жалко почему то их и палево с выводком свиней задачу выполнять. Короче смех какой то. И главное непонятно откуда они взялись, какие то домашние но уже одичавшие. Поросята нас побаиваются а мамаше ихней хоть бы хны.

Ну отогнали мы их подальше устроились, они весь день вокруг нас крутились. Ночью нашли базу брошенную с боеприпасами, доложились ну и на утро выдвигаемся к месту эвакуации. Свиньи вроде бы отстали. Выходим мы на блок-пост ВВшников. Связь дали ждём БТРы. Техника пришла а тут смотрим из кустов галопом всё стадо это свиное ломится за нами. ВВшники рты пораскрывали, наш замкомбат ржёт. Говорит нифига вы агитацию среди местных провели. Короче свиноматку затолкали в БТР, а поросят в «Урал» закидали. ВВшники просят дайте нам хоть одного, а мы говорим типа нельзя они входят в состав отряда и разведгруппам придаются как усиление для поиска и перетаскивания боеприпасов, разминирования. В отряд приезжаем комбат вышел встречать а тут с группой еще и свиньи прибыли, зампотыл аж от радости прослезился.

Нам потом один местный нохч, из бывших колхозников рассказал, что когда то при советской власти да и во времена этой грёбанной перестройки в районе было несколько свиносовхозов и выращивали вполне неплохое поголовье. Ну а потом соответственно независимость, русские уезжать стали, мусульманство шариат. Джохарка орёт, что ни одна свиная нога не должна топтать землю священной Ичкерии. Ну короче где свинюх поубивали, где просто повыгоняли. А наши скорее всего это остатки какого-нибудь наиболее древнего и уважаемого свинского рода, бродящего по лесам Ичкерии и мечтающего о былой славе.

Поросенка наконец то разделали, разложили мясо по пакетам, пакеты запихнули в РД и вновь продолжили путь.

* * *продолжение :)
http://lib.rus.ec/b/159873/read
« Последнее редактирование: 19 Сентябрь 2009, 17:17:19 от bess03 » Записан

"Каждая девушка-ангел, но когда ей обрывают крылья, приходится летать на метле..."
"На скорости 120 миль в час морщины исчезают".  Очень жизнеутверждающе!
(http://www.akusherstvo.ru/lines/)
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by SMF 1.1.9 | SMF © 2006-2008, Simple Machines LLC